Понедельник, 18 Декабря
06:02
Ветер1.22 м/с
Влажность0 %
Давление799 mm
Забыли?
Главная | Новости | Новости дня | Евгений Федоров: «Одной ногой мы находимся в книжке Пелевина, другой – в книжке Сорокина»

Евгений Федоров: «Одной ногой мы находимся в книжке Пелевина, другой – в книжке Сорокина»

27 июня 2014 - Федор Непряхин
Евгений Федоров: «Одной ногой мы находимся в книжке Пелевина, другой – в книжке Сорокина»

После концерта

Надежда Макаренко: Потрясающее выступление. Музыка меланхолично-космическая с такими пост-роковыми мотивами.…

Юрий Нуреев: Да ладно? Мне наоборот показалось, что очень духоподъемно и оптимистично! Даже когда Федоров поет: «Понимаешь, без тебя совсем труба», кажется, что в конце этой трубы есть проблеск!

Н.М.: Да ты не понял ничего.

Мы вышли на крыльцо паба Joint, в котором только что закончила выступление одна из лучших российских рок-групп Zorge – ее музыканты стояли на входе, в руках бокалы белого вина, на лицах улыбки: кажется, концерт пришелся по нраву не только зрителям.

«Девушка права, – выслушав нас, усмехнулся Евгений Федоров. – Женщины вообще тоньше понимают…»

Интересное дело! Мы договорились с артистом встретиться назавтра и побеседовать о вещах, которые по-разному понимают девушки и их спутники. Музыка, политика, матриархат, колесо сансары – все уместилось в сорок минут разговора перед следующим выступлением Zorge в Сургуте.

Федоров как Ванга

Ю.Н.: …Да, впечатления от вашего творчества у нас оказались едва ли не диаметрально противоположными. Часто бывает, что слушатели вдруг находят в вашей музыке и текстах то, чего там на самом деле нет?

Евгений Федоров: Это происходит постоянно, потому что слова и ноты имеют свойство резонировать по-разному у людей, в зависимости от культурного и исторического опыта. Часто наши песни работают не то чтобы как заклинания, а как некие вещи, вызывающие последующие события. Резонируют с пространством так, что многие песни мы перестаем играть, потому что события, в них описанные, воплощаются в жизнь каверзным образом.

Ю.Н.: Это радует?

Е.Ф.: Нет, это не радует, а скорее настораживает. С одной стороны, все OK: делаешь что-то такое, что имеет резонанс – случайностей не бывает. С другой – это очень опасно, потому что приходится контролировать речь и тем более речь, воплощенную в музыке, что серьезно ограничивает творческую свободу – лишний раз в стиле группы «Ленинград» не выступишь!

Н.М.: А можно конкретные примеры того, когда сбывалось?

Е.Ф.: Например, после песни «Самолет», написанной еще в 90-е годы, когда в России еще не наступила эра активного терроризма, в том числе авиационного. Буквально через неделю после записи мне достался билет с местом 16А, которое описано в песне. Я летел из города Копенгаген, и когда мне дали билет, меня накрыло ужасом. Я, конечно, полетел…

Там была просто рифма – из воздуха взятая вещь. В принципе, это несложно: один шанс из 300, что тебе достанется это место. Но так или иначе, это был сигнал. О самолетном терроризме мы больше не пели. Впоследствии стало понятно, что мы были правы. О таких вещах лучше не петь…

Пора валить?

Ю.Н.: В одном из интервью по поводу выхода первого альбома (Zorge, 2011 – прим.ред.) вы говорили, что на той пластинке крупными буквами прописан слоган «Пора валить». Я так понял, что не в политическом плане – валить из страны, а в плане эскапизма, ухода в себя. А на втором альбоме («Что мы знаем о равновесии?», 2013 – прим. ред.) какой слоган?

Е.Ф.: Этот слоган там тоже есть. «Пора валить»… У всех бывает такое состояние. В нашей среде оно проявляется очень серьезно. И из нашей среды происходят эти ребята-дауншифтеры, например.

Но я сам так пробовал пожить – и у меня не получилось. Потому что я сторонник активного участия во всем: не могу просто валяться на диване, это не мой стиль. И вторая пластинка – частично как раз об этом. В ней надо понять заглавную песню «Патруль», в которой и поется от лица человека, который участвует в рабочей команде, охраняющей некую гармонию вселенной.

Ну, а остальное на этом альбоме – все другое. Потому что он подводит к следующей пластинке…

Ю.Н.: Ее, я так понимаю, вы не будете торопиться издавать?

Е.Ф.: Мы никогда не торопимся. Как только она созреет у нас в голове, мы ее сразу же запишем. Пока не буду говорить, что мы над ней работаем, и все такое. Это обычный интервью-штамп, не буду его использовать. Мы ждем, пока накопится некая критическая масса. Так же, кстати, было и с предыдущим альбомом: мы его не готовили вообще. Просто в какой-то момент стало понятно, что его надо сочинить. Мы сели и сделали его за две недели.

Ю.Н.: Я почему спрашиваю: в Живом Журнале у вас обнаружил фразу: «играл песни со второй пластинки и понял, что поторопился с ее записью»…

Е.Ф.: Просто те вещи, о которых в ней поется, не срезонировали в том объеме, в котором могли бы. Например, если бы эта пластинка вышла в момент аннексии Крыма, то многие вещи стали бы понятнее. Мы опять можем сказать, что вещи, о которых мы поем, становятся реальностью. Огромное количество вещей, о которых мы пели, сбылись весной 2014 года – сразу же после Олимпийских игр…

Н.М.: У вас такие экзистенциальные песни с космическими дебрями. Есть ли какая-то философская книга, может быть, которая вас на это вдохновляет?

Е.Ф.: Меня вдохновляют 108 книг высказываний Будды.Это все. Я, конечно, читаю много разных книжек разных авторов – они все написаны симпатичными монголоидными людьми с бритой головой!

Ю.Н.: Как раз по поводу монголоидов. Третий альбом – это не «Монголоид» (мультимедийный проект-сериал Zorge – прим.ред.)?

Е.Ф.: Нет, «Монголоид» – это совершенно отдельная пластинка. Все это выходит под маркой Zorge, но все-таки это моя сольная пластинка.

Н.М.: Ввиду вашей увлеченности буддистской философией не могу не спросить: как относитесь к вегетарианству?

Е.В.: Очень хорошо отношусь. По мере сил пытаюсь придерживаться вегетарианских этических воззрений на мир. Но мне не всегда это удается. Например, я год прожил в Грузии. Там это невозможно: если ты приехал в гости к человеку, тебя угощают шашлыком, который специально для тебя делали. Невозможно отказаться от такого.

Ю.Н. Да, это тяжелая обида…

Е.Ф.: Тебя там даже не поймут, что ты такое говоришь. Я лет шесть не ел мяса до этого, вегетарианство это разрушилось за неделю. Периодически срываюсь исключительно из-за эстетских соображений, потому что хочется попробовать эту вкуснятину.

 

 

«Ваши творческие планы…»

Н.М.: Может, дурацкий вопрос, но у меня вы в чем-то ассоциируетесь с Леонидом Федоровым из «АукцЫона». Музыкой, подачей, глубиной. Что думаете?

Е.Ф.: У нас на самом деле очень мало точек пересечения. Но я очень большой поклонник Леонида Федорова. Не уверен, что он слушает нашу музыку. Хотя мы периодически встречаемся, общаемся. Я жил в одном подъезде с его директором. Может, и есть что-то общее – какие-то общие вдохновляющие вещи. Хочу сказать, что он автор гораздо более умный, чем я. Мне есть чему поучиться у моего однофамильца!

Н.М.: Кроме того, я читала, что вы хотели бы выпустить детский альбом…

Е.Ф.: Будем считать, что то, что мы делаем, – для детей. Все, что мы делаем – это диалог с внутренним ребенком, который не прекращается у любого мужчины. Не знаю, как у девочек, потому что они в принципе более рациональные и укрепленные на планете существа. Они матери. Я вообще за матриархат, если что! Мальчики – сумасброды и дураки, у них все держится на том ребенке, который внутри. Если они теряют внутреннего ребенка, то превращаются моментально в кого-то… очень неприятного.

Ю.Н.: По поводу Zorge. Это дальнейшая ветвь развития Tequilajazzz?

Е.Ф.: Это не развитие, а моя жизнь – просто называется разными именами. Одно время называлась Tequilajazzz, теперь называется вот так, потому что из уважения к друзьям, с которыми расстался, я не могу использовать это имя. Хотя огромное количество вещей просто перетекли оттуда сюда.

Ю.Н.: Но многие этого не могут понять.

Е.Ф.: Просто я знаю прекрасно, если назовемся Tequilajazzz, то придут люди, которые скажут: «Какая нафиг Tequilajazzz без Дусера?!» (Александр «Дусер» Воронов – ударник, сооснователь группы Tequilajazzz – прим.ред.) И они будут правы! Потому что Саша вносил гигантский вклад своей манерой игры – узнаваемой, уникальной. И это будет обманом аудитории. Как «Машина времени» без Макаревича.

Ю.Н.: Вы планировали «Целлулоид» (один из самых популярных альбомов Tequilajazzz – прим.ред.) переписать. Есть какие-то подвижки в этом деле?

Е.В.: До этого проекта просто руки не дошли пока – столько всего нахватали. Много планов, идей. Мы сделаем это, и часть работы уже проделана.

Ю.Н.: Как относитесь к критике? В интернете много отзывов, мол, зачем переписывать и топтаться на месте…

Е.Ф.: Мы не рассматриваем это в виде шага вперед. Просто мы хотим перезаписать эти песни. Я помню, как мы этот альбом сочиняли: там огромное количество сэмплированных моментов, и я пытаюсь представить, как бы это можно было сделать, если бы я умел делать то, что хотел в тот момент. Сейчас я каким-то вещам научился, и это можно сделать красиво.

Конечно, это будет сайд-проект, не собираюсь это представлять как шаг вперед или назад. То, что журналисты восприняли и подали это как новость, не значит, что это сверхсобытие. Это забавно… Как съездить на дачу и накормить кота!

Ю.Н.: Шаг в сторону: как поживает Optimystica (Optimystiсa Orchestra – коллектив, собранный Евгением Федоровым из участников разных петербургских групп – прим.ред.)?

Е.В.: Нормально Optimystica поживает! Концертируем в этом сезоне. Есть новые песни, их довольно много накопилось. Впрочем, это и новые песни, написанные специально для Optimystica, и ироничные селф-кавер-версии – пародии, собственноручно сделанные на наши же песни. Не пародии, скажем, а переосмысление.

Сейчас [с Zorge] мы играем в стиле рок, и гармонические решения, заложенные в песнях, не всегда очевидны людям за шумом барабанов, грохотом гитар и так далее. А в Optimystica мы можем песни показать naked, то есть «раздетыми». Сыгранными под гитарку – но в не бардовском стиле.

Мы не играем бард-рок. Русская рок-музыка предназначена, как правило, для того, чтобы ее петь под гитару у костра. Наша музыка устроена иначе. В противовес вот этим бардовским версиям наша версия скорее funky-soul-bossa nova, это наши корни.

Ю.Н.: Альбом «Что мы знаем о равновесии?», цитата, «записали недлинный – с прицелом на винил». Прицел сохранили?

Е.Ф.: Сохранили, но пока не можем договориться с нашей фирмой звукозаписи, чтобы они выпустили грампластинку. Не можем утрясти некоторые технические моменты. Альбом на CD издала компания «Навигатор». У них очень много задач, они занимаются всеми ведущими русскими рок-артистами. А мы такие ребята «на сдачу».

Ю.Н.: Я так понял, вы достаточно спонтанно нашли издателя для «Равновесия».

Е.Ф.: Да, мы делали пластинку и не знали, кто ее издаст.

Ю.Н.: Видимо, поэтому альбом достаточно аскетично оформлен?

Е.Ф.: Нет, просто мы не собирались делать мощный буклет.

 

 

Optimystичная сансара

Ю.Н.: Кстати, буклет с текстами бы не помешал… Интересно было бы почитать.

Е.Ф.: Но слова вроде бы разборчиво звучат. Я не люблю смотреть, как они выглядят. Я время от времени их печатаю – для студии и для других целей, вижу, как они несовершенно выглядят; там многое зависит от того, как они звучат, какие ритмы и рифмы их сопровождают… То есть в написанном состоянии они меня не удовлетворяют. Я вижу их несовершенство, когда они написаны. Не хочу, чтоб все остальные тоже видели. Их не надо читать, это не поэзия, не высокая литература. При всех удачах, которые там есть, это остается песней. Песня – она звучит!

Ю.Н.: Тексты первого альбома я читал на вашем сайте, в них много восклицательных знаков, может, поэтому я решил, что они оптимистичны.

Е.Ф.: Вторая пластинка более депрессивная, чем первая. Это не значит, что мы поменяли свое мировоззрение и настроение. Есть какие-то вещи, которые мы, может быть, напрасно не пустили в первую пластинку, выдержав ее в каком-то лучезарном ключе – это было нашей ошибкой, скорее всего. Потому что думаем и живем мы в принципе не так. Это была одна из наших граней.

Вторая пластинка более мрачная. Потому что есть вещи на планете, которые нас огорчают, печалят и раздражают.

Третья пластинка будет совсем мрачная! Я вас уверяю. Разозленная, простая, потому что сейчас не время для музыки, которая являет собой вершину музыкальной дизайнерской мысли.

Н.М.: То есть из колеса страданий выйти пока не удастся? (Подразумевая сансару – прим. ред.)

Е.Ф.: Человек, пока он не прервал череду своих перевоплощений, все равно будет проходить через все эти неудачи.

#затокрымнаш

Ю.Н.: У вас среди провидческих песен не только «Самолет» – но и «Крым»… Невозможно эту тему обойти.

Е.Ф.: Вы тоже видите в этой песне новое значение?

Ю.Н.: Честно говоря, специально переслушал – не сказал бы, что в ней появились некие новые смыслы.

Е.Ф.: Некоторые слышат. Некоторые фразы начинают звучать злободневно, но в ней нет, на самом деле, этой злободневности: это личные впечатления, ощущения – о бутылке портвейна на троих, о хорошей погоде, о любви… Это песня по типу салонного романса – здесь мы не прерываем традицию русского салонного пения: по сути, это фиксация событий, адресованная интеллигенции.

Ю.Н.: Так все-таки – «Крым наш»?

Е.Ф.: А Крым никогда не был «не наш». Оттого что сейчас поменялся государственный флаг, я не вижу существенной разницы – однако сейчас не хочется туда ехать. Исторически же он рано или поздно – через 50 или даже через 30 лет – сам бы притек к России. Но то, как это произошло сейчас, – хамским, средневековым образом – не то что сильно печалит и расстраивает; это символ того, что сегодня происходит со страной.

Ю.Н.: То есть по этому вопросу у вас «стилистические разногласия» с властью?

Е.Ф.: Мягко говоря.

Ю.Н.: А как оцениваете действия на Украине? Дошло до гибели журналистов…

Е.Ф.: Журналисты гибнут – очень плохо. Но вы видели их репортажи?

Ю.Н.: Знаю, видел.

Е.Ф.: Вы представляете процент лжи, который они плодят? Это понятно всем – даже Дмитрию Киселеву, который играет на том же поле. Мы живем в такое странное постмодернистское время, когда все всё понимают – что происходит, кто начал, кто виноват… Все всё знают.

Ю.Н.: Но при этом продолжают гнуть свою линию.

Е.Ф.: Продолжают. Посмотрите, кстати, кто главные персонажи в этой войне. Это два писателя и один PR-технолог. То есть не военнослужащие – не люди, которые занимаются собственно военными действиями, а люди, которые их описывают. Репрезентация событий в этом случае гораздо важнее, чем сами события.

У меня полное ощущение, что мы попали в книжку Пелевина. Происходит то, что три года назад казалось яркой фантазией…

Более того, одной ногой мы находимся в книжке Пелевина, другой – в книжке Сорокина. И «Сахарный Кремль», и «День опричника» уже вошли в обыденность! Эти два гениальных писателя рассказали нам нашу реальность – так же, как та песня «Самолет», о которой я рассказал раньше. Они тонко поймали тектонические изменения в русском обществе и тенденции, которые развиваются на нашей и сопредельных территориях, и это просто потрясает.

Мы живем в эпоху гениев покруче Толстого, Достоевского, Тургенева… Настолько точно предсказать события – такого у Тургенева нет!

Ю.Н.: Чем закончится? Появится новый писатель покруче Сорокина и опишет полное скатывание во тьму?

Е.Ф.: Не хочу делать прогнозов, потому что, во-первых, слова имеют свойство сбываться, во-вторых, мой прогноз может быть таким, что им заинтересуются в Следственном комитете.

Хотя по-человечески я понимаю людей, находящихся у власти в России. Более того, типологически они мне понятны и, наверное, даже близки. Путин ведь находится не в Кремле – он среди нас, вот тут за соседним столиком, например. Коллективный Путин. Ведь все происходит не волей одного человека у власти, не десяти-пятнадцати человек из его окружения: все это – наш коллективный разум.

И то, что мы можем делать, – это своей музыкой напоминать о детских мечтах тем людям, которые о них забыли; возможно, приближать что-то светлое и доброе, ради которого мы все и живем. Потому что ведь нет человека на планете, который желал бы себе и своим близким плохого будущего, – все действия совершаются для того, чтобы сделать лучше. Но все по-разному понимают, и все по разному понимают пути и средства. Потому что никто не желает зла.

Ю.Н.: Вы эти мысли доводите достаточно непростой музыкой.

Е.Ф.: Мы ничего не доводим – просто поем песни, написанные людьми, которые думают так. И мы не поем об этих вещах: они переходят опосредованно к слушателям, проецируются на людей, причем в нашей аудитории – люди диаметрально противоположных взглядов, и каждый находит что-то свое – и оголтелые империалисты, и отъявленные либералы.

 

 

«Я попал в ABBA»

Н.М.: Можете тремя прилагательными охарактеризовать свою музыку?

Е.Ф.: Не могу. Это как тесты, которые мы в шутку проходим на фейсбуке – «Кто вы из сериала «Game Of Trones» или «В какой группе вы могли бы играть»…

Ю.Н.: В какую группу, кстати, попали?

Е.Ф.: Я пытался отвечать честно и попал в ABBA, чему очень обрадовался, потому что очень люблю эту группу, как люблю в целом хорошую качественную поп-музыку.

Ю.Н.: Из современной российской поп-музыки кого назовете?

Е.Ф.: Леонид Агутин. Великолепный музыкант. Их много, кстати!

Ю.Н.: А из молодежи?

Е.Ф.: Антон Беляев – недавно мы выступали с ним в одном концерте, я послушал, это очень круто. Единственное, что меня печалит: он поет по-английски, хотя и делает это мастерски. Но мне кажется, это бесперспективно. Он не попадет в ту аудиторию, в которую метит: мы говорим по-русски, поем по-русски… Материмся, когда спотыкаемся, по-русски! Когда любим женщину, говорим ей по-русски нежные слова…

Я не против, когда артисты поют по-английски, но они лишают себя гигантского количества красок, лишают огромного могучего языка, которым можно выразить гораздо больше, чем на английском.

Ю.Н.: Вас можно назвать пионерами краудфандинга (сбор средств в интернете на какие-либо цели – прим.ред.). Альбом «Что мы знаем о равновесии?» есть на iTunes. Вопрос: наш народ уже готов платить за музыку в интернете?

Е.Ф.: Готов. Платит, судя по динамике продаж на iTunes. Кроме того, действительно, идея краудфандинга сработала на первой пластинке. (Для того, чтобы записать и выпустить альбом Zorge, группа объявила сбор средств в интернете. Поклонники идею поддержали. – прим.ред.) Кто бы что ни говорил, но мы были первыми в России, кто это сделал целиком и полностью на 100 процентов, покрыв затраты на производство пластинки.

Другое дело, что мы на ней, конечно, не заработали – записали и выпустили, «отбили» процесс звукозаписи и печати. Доходов никаких: наши доходы – это выступления.

Что касается продаж на iTunes… Я человек, который сам покупает музыку в Сети. Не буду врать, что не качаю бесплатно – но только в том случае, когда карточка в iTunes оказывается пустой. Да и iTunes – быстрее, удобнее. Насколько я знаю, у нас все музыканты им пользуются. Конечно, мы говорим о музыкантах, которые делают это в том числе и из этических соображений – ради поддержки коллег. Но я вижу, что и другие покупают музыку в интернете.

Ю.Н.: Ваши коллеги по группе заняты в других проектах? Знаю, что гитарист Дмитрий Зильперт играет в Tinavie.

Е.Ф.: Да. У клавишника Мити Гольцмана есть оркестр «ДоРеМи», это такая авангардная инструментальная музыка. Барабанщик Марк-Оливер Лаубер периодически помогает другим музыкантам на записи.

Ю.Н.: Вы продолжаете писать музыку для кино и сериалов?

Е.Ф.: Да, продолжается работа над «Тайнами следствия», которые идут уже 14 лет на канале «Россия».

Ю.Н.: На кого ориентируетесь при написании саундтреков?

Е.Ф.: На себя. Внаглую делаю музыку для себя. Мы начали в 2000-м году, конкуренции не было никакой, кроме чуть ранее возникшего сериала «Улицы разбитых фонарей», где музыка как таковая присутствовала в малых количествах.

Все ребята, которые начинали заниматься «Тайнами следствия», – с ленфильмовской школой, они исторически ориентированы на артхаусное кино. Поэтому если посмотреть первый сезон, то можно кое-что обнаружить… Вроде сериал сериалом, но все, что там происходит – движение камеры, работа с актерами, антигламурный стиль подачи материала (обычные квартиры, ковры на стенах…) и музыка – все инспирировано ленфильмовской школой... В общем-то, мы делали что хотели. И поскольку этот стиль был задан первыми сезонами, то он сохраняется до сих пор! И за эту работу мне совершенно не стыдно: это не халтурка.

Ю.Н.: Сериалы смотрите?

Е.Ф.: Да.Games Of Trones («Игра престолов»); House Of Cards («Карточный домик») с Кевином Спейси – я считаю, это вершина сериального производства; Homeland («Родина»)…

Ю.Н.: А наши?

Е.Ф.: Смотрел парочку. Несколько сериалов сделал (написал музыку – прим.ред.). Я раньше шутил, что смотрю русские сериалы только за деньги – подразумевая свою работу над ними. Но вообще скучно смотреть на одни и те же лица, на бесконечного Гошу Куценко и так далее, при всем уважении к артистам. Мне кажется, что подход западных кинематографистов гораздо интереснее, когда берут какую-то крупную звезду на главную роль и множество новых, свежих лиц.

Ю.Н.: Спасибо.

Н.М.: Интересно получилось. Удачного выступления!

Е.Ф.: Сегодня будет потяжелее: мы «не выспались»…

Ю.Н.: Мы не скажем никому.

Е.Ф.: Да я сам объявлю со сцены…

Рейтинг: 0 Голосов: 0 151 просмотр
Комментарии (0)
Другие новости
На воплощение инициатив сургутян в бюджете заложили 15 млн рублей
Самые популярные проекты жителей города власти намерены профинансировать в следующем году
В Сургуте произошло ДТП с участием автобуса СНГ и грузовика
Вчера утром около поворота в поселок Солнечный столкнулись КамАЗ и пассажирский автобус «СНГ»
Глава Сургута предложил открыть в городе резиденцию помощника великоустюгского Деда Мороза
"Поселим сургутского Деда Мороза, например, в Старом Сургуте. Будет отвечать за исполнение желаний югорских детишек"
В Сургуте в отделе полиции умер задержанный
Мужчине стало плохо в фойе отдела, врачи не смогли спасти ему жизнь
Четыре медицинских учреждения Сургута отмечены знаком качества
Ежегодный конкурс «Лучшее — детям» — это всероссийский проект, направленный на повышение качества товаров и услуг для детей и подростков
Теплые остановки в Сургуте начнут устанавливать со следующей недели
Первые теплые остановки появятся в районе перинатального центра и парка «За Саймой»
19-летний сургутянин украл «Ауди», чтобы отремонтировать свой автомобиль
Возбуждено уголовное дело. Похищенный автомобиль возвращен владельцу
Сургутский фельдшер вошел в тройку лучших в УрФО на конкурсе «Славим человека труда»
Единственный участник из Югры, который попал в призёры, Максим Шалагуров работает фельдшером реанимационной бригады скорой помощи Сургута
Вчера в Сургуте с 6 этажа строящегося перинатального центра упал рабочий
От полученных травм мужчина скончался
В КЦ «Порт» Сургута показали фильм «Терминатор» в необычной озвучке
Это был не классический кинопросмотр, а экспериментальный синтез картины и музыки
Чиновницу из Сургутского района обвиняют в мошенничестве
Деньги злоумышленница потратила на личные нужды
Сургутянка завоевала «серебро» на Кубке России по плаванию
Более 200 спортсменов с поражением опорно-двигательного аппарата из 34 регионов страны приняли участие в финале Кубка России по плаванию
Сургутский проект "Три ратных поля России" признали достойным федерального уровня
Юбилейный сургутский проект «Три ратных поля» получил высокие отзывы московских экспертов
11 декабря в Сургуте автобус на пешеходном переходе сбил ребенка
Пострадавшего госпитализировали в травматологическую больницу
Лучший Дед Мороз страны живет в Сургуте
Актер Сургутского театра актера и куклы «Петрушка» Иван Соловьев стал лучшим Дедом Морозом России